Спасибо Дмитрию Ерикову и сайту http://www.jp4.narod.ru за предоставленный материал
Финляндская народная армия.

Организация и численность.

   Вывеска на вокзале Терийоки  декабрь 1939 г.    Согласно официальной советской версии 1-го декабря 1939 г. в городе Терийоки (Карельский перешеек), в офицерском клубе 1-го егерского батальона восставшие солдаты финские армии и члены левых партий Финляндии провозгласили создание Финляндской демократической республики и сформировали временное правительство. Первая информация о случившемся, была получена в тот же день, в 21:50, из сообщения ТАСС по советскому радио, которое в свою очередь ссылалось на текст радиоперехвата полученного в тот же день. 2-го декабря текст радиоперехвата опубликовали в советских газетах, а 3-го и информацию о заключении в Москве 2.12.1939 договора о дружбе и взаимопомощи между ФДР и СССР. По договору ФДР продавал СССР за 300 млн. финских марок в Финском заливе острова Суурсаари, Сейскари, Лавансаари, Тютерсаари, Здание где заседало правительство Куусинена в городе Зеленогорске (Терийоки) Ленинградской области   - весна 2002 г.Койвисто, части полуострова Рыбачий и Средний на побережье Северного Ледовитого океана и сдавало в аренду на 30 лет полуостров Ханко. На территории Карельского перешейка ФДР передавала СССР 3970 кв. Км., за что получала 70000 кв. км. в советской Карелии и 120 млн. финских марок за ж/д. участки на Карельском перешейке. Согласно этому договору СССР обязуется оказать ФНА помощь на льготных условиях вооружением и прочими военными материалами. Однако ни одна страна мира это правительство не признала.

       В действительности ещё планируя войну против Финляндии в начале ноября 1939 года, встал вопрос о том, на каком основании части РККА вторгнутся на территорию сопредельного государства, что станет Отто Куусиненс Финляндией после её захвата частями Красной Армии и кто будет у власти в стране. Красная Армия не могла выступать в роли агрессора, но могла придти на помощь любой революционной армии, которая боролась за освобождение страны от гнёта капиталистов и буржуазии. Для этой цели было решено создать новое правительство и вооружённые силы. Коминтерн и ВКП(б) предложили возглавить «революционное правительство освобождённой Финляндии» генеральному секретарю ЦК финской компартии тов. А. Туоминену, однако он отказался. Согласие выразил тов. О. В. Куусинен который официально с 2-го декабря стал Председателем Народного Правительства и одновременно Министром Иностранных Дел. Военным министром и главнокомандующим Финской народной армией стал комдив А. М. Анттила.

  С радиоперехватом тоже было не всё гладко. Ни 30 ноября ни 1 декабря советские радиостанции и радиостанции всего мира не принимали на финском языке ни каких радиограмма о создании Финляндской демократической республики. В частях связи Красной Армии в неофициальной обстановке начались нежелательные разговоры. Дабы пресечь их, в газете «Будённовец-электрик», издаваемой Военной академией связи имени Будённого, было опубликовано, о приёме азбукой Морзе финской радиограммы слушателями академии воентехником 1-го ранга Г. Ходаковым и А. Ф. Камалягиным. Последние в действительности радиограммы не принимали, но вынуждены были молчать, так как дали подписку о неразглашении обстоятельств радиоперехвата.

       Вопрос о создании будущей армии свободной Финляндии был решён ещё до начала войны. 11 ноября 1939 года согласно приказу за №4985 по ЛВО, наркома обороны К. Е. Ворошилова, началось формирование 106 сд. РККА будущей Финляндской народной армии (ФНА). Стрелковую дивизию формировали по штатам горнострелковой дивизии военного времени. Окончание формирование должно было быть 24.11.39, но ещё 23 ноября на базе дивизии в Петрозаводске, началось формирование особого горнострелкового корпуса, позже переименованного в 1-й горнострелковый корпус ФНА. Набор личного состава осуществлялся военкоматами Карельской АССР в Петрозаводске, но фактически набор призывников и резервистов до 40 лет, финской национальности шёл по всей Ленинградской области (райвоенкомат в Павловске). Развёрнутая агитация среди жителей Карелии принесла ФНА 720 добровольцев. Все военнослужащие ФНА являлись советскими гражданами. Вопрос о формировании частей из числа пленных финнов или жителей Финляндии не подымался.

       Вооружённые формирования на территории СССР из лиц финской национальности существовали ещё в 20-е годы. Это были отряды финских красных коммунистов. Только весной 1924 г. среди этих отрядов была организована сдача оружия (за исключением револьверов и пистолетов в т. ч. системы «Маузер») членам ГПУ. Финской компартией была организована сеть погранпунктов вдоль границы которые тесно взаимодействовали с пограничниками. Однако это были не военнослужащие. Осенью 1925 в Карелии из финнов и карелов в составе Красной Армии был сформирован Карельский егерский батальон, который осенью 1930 был развёрнут в Отдельную егерскую бригаду. Командирами батальона были бывшие «красные финны». Однако осенью 1935 в связи с перестройкой и переформированием всей Красной Армии национальную бригаду расформировали.  

       26.11.1939 в Петрозаводск на пункты призыва явилось 13405 человек (рядовых 12087, младшего начсостава 767, начсостава 551) из которых финнов 8367, карел 4533, прочих 505. Из этих солдат только 8324 имели военную подготовку, а 5081 были необученными. Штатная численность корпуса предполагала 10660 человек (рядовых 8296, младшего начсостава 1496, начсостава 868). В корпусе в тот момент ощущался недостаток начсостава, но его заполняли из числа командиров РККА. Из Ленинграда было направлено 155 командиров РККА. Все входящие в состав корпуса танковые и артиллерийские подразделения были ранее кадровыми подразделениями РККА со своей боевой техникой. Кадровых командиров танковых и артиллеристских частей прибывших из Красной Армии предполагалось заменить на финнов и карел обученных позже. Излишек личного состава, около 2000 человек, был направлен на формирование 5-го сп. ФНА.

       Личного состава хватало на корпус, но для армии свободной Финляндии этого количества было мало и к 17.12.1939 было набрано 17973 чел., к 1.03.1940 - 22773 чел., не считая личного состава не до конца сформированных 3-й и 4-й гсд. (соответственно 2839 и 1924 чел.). К концу существования ФНА ещё ощущался значительный дефицит личного состава. Так на 7.03.1940 в 1-й гсд не хватало по штату 1439 чел., из которых начсостава 67, младшего начсостава 252 и рядовых 1120. На 15.03.1940 в 2-й гсд не хватало по штату 1445 чел. Всего по 1-му гск. на 1.03.1940 не хватало по штату 2799 чел. Наблюдалось не рациональное размещение личного состава и вооружения. Излишки передавались на формирование новых частей корпуса, а не на доукомплектование уже сформированных.

       Боевая учёба бойцов корпуса должна была начаться по плану 1-го декабря 1939 г., но реально к этому сроку фактически не существовало самого корпуса. Уставы и наставления в корпусе аналогичные уставам РККА были на финском языке, но обеспечить должного количества этих изданий своевременно не удалось. На первых стадиях формирования ФНА дисциплина в частях была не высокой. Так с 1.12.39 по 10.01.40 согласно записке прокурора корпуса Терентьева в военный трибунал передано 13 дел из которых контрреволюционных -1, неисполнение приказа -1, уклонение от службы, самовольное оставление части - 7, нарушение правил караульной службы -2, промотание обмундирования - 1, уничтожение предметов казённого обмундирования - 1. По приговору 11 человек были осуждены, а 1 расстрелян. Ещё одного бойца народной армии (Федулин С. Т.) 27.02.40 приговорили к расстрелу за отказ выполнять распоряжения командиров, угрозу оружием и отказ принять военную присягу Народной армии. Причины этих проблем видимо исходили от командования ФНА которое прежде всего руководствовалось национальным признаком, а не качеством подготовки призывников и резервистов. Спешка при создании ФНА сказалась на дисциплине и боевой ценности войск.

       Командиром 1-го гск. ФНА был А. М. Анттила, начальником штаба корпуса комбриг Ф. Н. Романов, военкомом бригадный комиссар Ф. И. Егоров, начальником политотдела штаба корпуса полковой комиссар В. П. Терешкин, начальник артиллерии Э. В. Тойкка.

       Корпус состоял примерно из 66,34% финнов, 26,74% карел и 6,92% других национальностей. Среди карел были призывники из Калининской области. В документах, дабы придать фамилиям личного состава имевшим славянские корни некое финское произношение и согласно приказу о присвоении этническим славянам финских фамилий, обычные фамилии, особенно у офицеров, становились финскими. Так комбриг Романов стал Райкасом, полковой комиссар Терешкин - Тервоненом, так как такие фамилии как Тажибаев, Полянский и Устименко назвать финскими крайне трудно.

       В корпусе печаталась газета «Народная Армия» под редакцией М. И. Мелентьева. Для командиров не знающих финский были организованы курсы по изучению языка. С 21 декабря 1939 г. командир 1-го сп. ФНА отдал приказ об отдании всех приказов на финском языки, но на деле всё говорили на русском, хотя и финская речь звучала часто. Текст присяги Народной армии Финляндии был готов только 13 декабря 1939 г. и был составлен лично А. А. Ждановым по образцу текста присяги РККА. М.И.Мелентьев ответственный редактор армейской газеты "Народная армия"

       По штату 1-й горнострелковый корпус ФНА состоял из управления в 260 человек: старший и средний комсостав 40, младший комсостав 30, политический 29, административный 27, технический 12, медицинский 2, ветеринарный 2, рядовых 112, вольнонаёмных 6.

       29-30.11.1939 части 1-й и 2-й гсд ФНА переброшены в ЛВО на Карельский перешеек. К 8.12.1939 было полностью сформировано управление 1-го корпуса, управление 1-й гсд и 2-й гсд., 3-й, 4-й и 5-й гсп., танковый полк (из состава известен только 98 отд. тб. переданный из 39 лтбр.), артполк, батарея ПВО, сапёрный батальон, отд. батальон связи, отд. кавалерийский эскадрон, зенитно-пулемётная рота, взвод НКВД, авторота, медсанбат, госпиталь, ветеринарный лазарет, полевой хлебозавод. Однако большинство этих частей (3-й и 4-й гсд) существовали только на бумаге. Помимо личного состава 1-му ск. ФНА не хватало боевой техники, стрелкового оружия и военного имущества.

       По состоянию на 10.12.1939 части 1-го гск. ФНА. Находились в следующих местах: 2-й гсп и 1-й дивизион артполка в Терийоках, сапёрный батальон, кавалерийский эскадрон, батарея ПТО, миномётная батарея, батальон связи и управление корпуса в Куоккала. 11.12.1939 в Куоккала прибыла зенитно-пулемётная рота, авторота, госпиталь и ветеринарный лазарет. 2-й гсп и 2-й дивизион артполка выступили из Петергофа и 10.12.1939 находились в районе Ривиера-Уусикюля. 4-й гсп находился в Куоккала и передислоцировался в Сестрорецк. В Ленинграде находился артиллерийский парк и медсанбат и в стадии формирования 3-й дивизион артполка. 5-й и 6-й гсп. находились в Пушкине.

       К концу декабря сформировали 5-й и 6-й гсп., а по приказу от 21.01.40  началось формирование частей 3-й гсд. Штаб дивизии располагался в Суоярви. В конце декабря корпус был переименован в стрелковый.

       Ещё 8 декабря части 1-го горнострелкового полка ФНА убыли в район Петсамо на крайний север, в состав 14-й армии, с целью взять под охрану участок финско-норвежской и финско-шведской границы. По некоторым данным 12 января на его базе было решено сформировать пограничную дивизию ФНА, в составе 3-х погранполков. Штаб частей ФНА располагался в Мурманске. Однако командование Генерального штаба РККА абсолютно не доверяло бойцам ФНА (в отличии от командования 14-й армии) и приказало с 9 января категорически не выставлять на охрану границы бойцов Народной армии, 27 января запретить этим частям занятие рубежей в приграничной полосе, держать 1-й сп. в тылу в Петсамо исключительно для гарнизонной службы. Границу охранять только частями РККА и НКВД. 13.03.40 на базе 1-го сп. развернули 4-ю сд. ФНА.

       4.01.40 ФНА насчитывала четыре стрелковых полка ( из них два по штату горных), артполк  трёхдивизионного состава (два гаубичных и один пушечный), танковый полк, зенитно-пулемётную роту, батарею ПТО, миномётную батарею (12 миномётов), батальон связи и сапёрный батальон. Ещё два стрелковых полка находились в 14-й и 9-й армиях.

       На 21 января 1940 г. ФНА стала иметь следующий вид:

       Управление 1-го ск., части корпусного подчинения - 7 отд. сп (сформирован на базе 1-го батальона 2 сп. ФНА по приказу от 21.01.40), отд. батальон связи, отд. сапёрный батальон, отд. зенитно-артиллерийский дивизион, отд. стрелковый взвод НКВД, Прокуратура и трибунал корпуса, полевая почта № 71, полевое отделение госбанка № 80.

    1-я сд. (полевая почта №262) - 1-й и 2-й сп., части дивизионного подчинения, под № 1, 2-й сапёрный батальон, 2-й батальон связи. Командир комбриг А. А. Гречкин, комиссар Н. А. Диденко (или Диделькин), начальник штаба до 16.12.39 полковник М. М. Разагатов, позже полковник И. С. Хохлов.

    2-я сд. - 3-й и 4-й сп., части дивизионного подчинения, под № 2, 3-й сапёрный батальон, 3-й батальон связи. Командир полковник Г. А. Зверев, комиссар А. В. Киуру позже полковой комиссар Н. В. Замков, начальник штаба майор Г. Ф. Зубенко.

    3-я сд. - 5-й и 6-й сп. (находились в составе 8-й армии), части дивизионного подчинения, под № 3, 4-й сапёрный батальон, 4-й батальон связи. Командир комбриг Т. В. Томмола, комиссар полковой комиссар Н. А. Дилденкин, начальник штаба капитан Л. А. Колобов.Группа офицеров 6-го СП. 1-й ряд (справа) - майор Калле Ахонен, командир полка, майор Комель, начальник штаба полка, 2-й ряд (справа)- начальник особого отдела ст.лейтенант Петров, комиссар полка, старший политрук Кюршунов.

    4-я сд. - 8-й и 9-й сп., (находилась в составе 14-й армии) части дивизионного подчинения, под № 4, 5-й сапёрный батальон, 5-й батальон связи. Командир полковник В. М. Аленне, комиссар батальонный комиссар Н. Н. Сорокин, начальник штаба капитан Н. А. Игнатьев (планировалось создание 5-й сд. ФНА, но ввиду окончания войны от этого отказались).

    Отд. 7-й сп. (находился в составе 9-й армии).

       В некоторых источниках российской литературы упоминается о создании некой авиаэскадрильи ФНА, что надо полагать ошибочно.

       Ближе к концу советско-финляндской войны руководству СССР стало видно, что своих целей и задач (парад в Хельсинки и т. д.) ФНА выполнить не в состоянии. Тому причиной было не состояние ФНА, а не способность обеспечить её деятельность со стороны РККА. В наале марта 1940 правительство Финляндской демократической республики заявило о самороспуске, а 5.03.1940 (по др. д. 31.03.40) был отдан приказ о расформировании Финляндской народной армии. В запас было уволено 1560 человек, в другие части переведено 12052. На 19.04.1940 в корпусе ещё числилось до 9-ти тысяч человек. На основе этого личного состава была образована особая 71-я сд.. Позже приставка особая была убрана. Части входящие в дивизию получили новые номера, так батальон связи корпуса стал 126-м отдельным батальоном связи.

Форма одежды и вооружение.

        Первоначально всех поступивших в ФНА призывников одевали в стандартное обмундирование РККА образца 1935 г., к 27 ноября новое обмундирование было уже изготовлено, но выдавать его стали только в середине декабря. Вся форма солдат и командиров ФНА была цвета хаки и изготовлялась из сукна. Некоторые историки считают, что форма была полностью трофейной польской формой захваченной в 1939 г на складах в Белостоке, но это абсолютно не верно. Из формы было заимствованы только шинели.

       Так как создавалась форма спешно и поздней осенью 1939 г., то разработать её летний вариант видимо не успели. По зимней форме военнослужащему ФНА полагалась шапка ушанка (чаще всего с белым или серым мехом) без кокарды. Верх шапки изготовлялся из сукна цвета хаки. Шинель рядовых и младших командиров корпуса была трофейной польской. По покрою она была однобортной, цвета хаки с открытыми пуговицами, без хлястика и обязательным наличием погон - принадлежностью к армии другого государства. Средний и старший комсостав носил двубортную шинель с открытыми пуговицами. Все военнослужащие носили суконные френчи цвета хаки, внешне напоминающие финские образца 1927 г. с потайной застёжкой. На них имелось два нагрудных кармана с бантовой складкой и клапанами на одну пуговицу и накладные нижние карманы без складки, с клапаном на две пуговицы каждый. Обшлага рукавов также застёгивались каждый на две пуговицы. К френчу полагались суконные галифе с двумя карманами по шву. Обувью служили чёрные яловые сапоги армейского образца. Для боёв на фронте бойцы получили ватные брюки и ватные телогрейки.

       Знаки различия корпуса были приняты аналогичные как в РККА. На шинелях пришивались шинельные петлицы - пехота малиновые с чёрным кантом, артиллерия чёрные с красным кантом и эмблемой рода войск и т. д., на френчах петлицы с гимнастёрок аналогичных расцветок. Звания изображались на петлицах аналогичным образом как в РККА в виде треугольников, кубиков, прямоугольников и ромбов горячей эмали малинового цвета.

       Снаряжение и вооружение военнослужащих ФНА было красноармейским. Оно состояло из вещмешка, одношпинькового кожаного ремня с двумя кожаными подсумками и противогаза.

   Весной 1940 части ФНА снова переодели в обычную красноармейскую форму.

Участие ФНА в боевых действиях.

          Прежде всего говоря о боевом использовании частей ФНА нужно сказать, что их появление на фронте в такие быстрые сроки вызвало в Генеральном штабе и Ставке Главного Военного Совета такое сильное недоверие, вплоть до запрета использования этих частей в бою. Это не было связано с идеей сохранить части ФНА для парада, а прежде всего с тем, что командование РККА ставило под сомнение боевую ценность частей.

       Появление в прифронтовой полосе военнослужащих ФНА в своей форме сразу привело к огромному количеству проблем. Бойцов Народной армии красноармейцы постоянно принимали за финнов, так в декабре одна из воинских частей проходящая маршем через Куоккала на фронт арестовала патруль ФНА. 1 марта 1940 г. двигавшихся к фронту солдат ФНА на Карельском перешейке в районе Выборга по ошибке обстреляли танкисты 1-й лёгкотанковой бригады, что привело к ранению трёх народармейцев.

       Первую часть войны военнослужащие ФНА провели в постоянной учёбе и лишь в феврале 1940 1-й ск. ФНА вошёл в состав 7-й армии.

       В январе 1940 подразделения 5-го и 6-го сп. ФНА впервые участвовали в частных операциях на участке 8-й армии. Командир 3 сд. которому были подчинены эти части ФНА отмечал высокую боеспособность этих частей и факты нанесения больших потерь белофиннам. Историками часто приводится в качестве обратного бой 28-29.01.40 когда при атаке на остров Лункун-саари необстрелянный батальон 6-го сп. ФНА бежал с поля боя при первой же контратаке финнов. Позорным этот факт могут считать только люди неграмотные в военном отношении. Ожидать большого успеха от новобранцев просто не реально. 2 февраля на перекрёстке дорог у деревни Лендеры, который оборонял батальон в бою с финнами он потерял 11 бойцов убитыми 14 ранеными и 32 обмороженными. Финны в том бою оставили на поле боя 3-х убитых, последнее свидетельствует не о малых потерях финнов, а о невозможности эвакуации убитых с поля боя, то для финской армии почти обязательно. 13 февраля на направлении Кухмониеми финнам удалось перебить без потерь из засады разведдозор батальона 6-го сп. ФНА. В дальнейшем действия этих соединений ограничились разведывательными поисками. В начале февраля 1940 года 7 отд. сп. ФНА участвовал в боях в составе 9-й армии, где его части совершили глубокий рейд по финским тылам.

       21 февраля 1940 года части двух дивизий ФНА входивших в состав 7-й армии на Карельском перешейке были выдвинуты к линии фронта. 26 февраля одна из дивизий получила задачу очистить полуостров Койвисто от остатков финских войск, но приказ отменили, а 2 марта был отдан приказ о подготовке частей ФНА к параду в освобождённом Выборге. Но город сходу части РККА не взяли и уже 4 марта один батальон 1-й сд. ФНА было решено придать в помощь 43-й сд. 7-й армии атакующей остров Сунионсаари, но приказ отменили, однако с 6 по 13 марта дивизион 1-го артполка и полковая батарея 2-го сп. (оба из 1-й сд.) оказывали помощь частям 43-й сд.. Потери этих соединений 2 убито и 9 ранено, артиллеристы подавили несколько финских огневых точек и уничтожили два финских танка. 9 марта 1-й ск ФНА, входящий в 7-ю армию, получил приказ о сборе трофейного имущества и организации охраны народнохозяйственных объектов захваченных в ходе боёв на Карельском перешейке. Весной 1940 бойцы ФНА занимались захоронением финских и советских солдат на местах боёв и сбором трофеев.

       Некоторые части Народной армии так и не участвовали в боях - 98 отд. тб. находился до 28.04.1940 находился в г. Терийоки, после чего погружен в эшелоны и отправлен к месту постоянной дислокации. В.С.Попов командир противотанкового артдивизиона 71-й стрелковой дивизии.

       Подготовка которую прошли солдаты Финляндской народной армии во время зимней войны, их ограниченное использование в боях положительно сказалась во время боёв летом 1941 г. в Карелии. Ветеран совестко-финляндской войны служивший в ФНАДело в том, то большинство призванных перед зимней войной новобранцев к лету 1941 еще не демобилизовались и фактически дивизия была хорошо подготовлена. На советско-германском участке фронта окружённые дивизии РККА иногда переставали существовать за несколько дней, в то время  многократно расчленённая 71-й сд. так и не была уничтожена ни финнами, ни немцами. Пройдя всю войну, дивизия в 1945 г встретилась в Ростоке (Германия) с союзниками, а в июне того же года была расформирована

Литература.

ж. Сержант. № 3 1997 с. 23-24.

Танки в зимней войне 1939-1940. Фронтовая иллюстрация №3 2001 М. Коломиец с. 49.

г. Правда № 336 (8021) от 5.12.1939

г. Известия № 279 (7044) от 3.12.1939

Принимай нас Суоми красавица! сборник документов. ч. 1 СПб 1999.

Принимай нас Суоми красавица! сборник документов. ч. 2 СПб 2000.

ж. Родина № 12 1995.

Тайны финской войны. Б. Соколов изд. «Вече» Москва 2000. С. 63-74.

РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 232. Л. 21.

РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1380. Л. 1-3.

РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1380. Л. 138.

РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1377. Л. 46.

РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1377. Л. 23.

РГВА. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1376. Л. 100.

РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 233. Л. 169.

ж. Вестник молодых учёных. № 1 (5) 1999 с. 22.

Зимняя война 1939-1940. Политическая история. Изд. «Наука» с. 176-189.

Советско-финляндская граница 1918-1938 гг. А. И. Рупасов, А. Н. Чистиков Изд. Европейкий дом. Спб 2000 с. 135-136.

Назад


Авторские права (с) Семенов Андрей Эдуардович